Хастон

Вот почему Хастон убежден, что P&G должна выглянуть за стены своих знаменитых исследовательских лабораторий и за границы новейших достижений штатных учёных и обратиться к интеллектуальным ресурсам всего мира. Даже несмотря на то, что на P&G работают многие из самых квалифицированных в своих областях учёных и инженеров, вице- президент компании по инновациям понимает, что ни один человек сам по себе не может быть умнее, чем все вместе — и что не могут все вместе работать в P&G.
«У нас 7500 сотрудников отдела исследований и разработок, работающих в 150 различных областях науки, — объясняет Хастон. — Но когда смотришь на ситуацию в этих областях в мире, видишь, что вне P&G есть полтора миллиона человек с подготовкой не ниже, а то и выше, чем у наших людей. Другими словами, на одного нашего человека в какой-то определённой отрасли за пределами компании найдутся 200 человек с такими же или более высокими способностями. Теперь очевидно, что у 200 лучше получится что-нибудь изобрести, чем у одного. Не нужно быть гением, чтобы это понять».
Миссия Хастона — придумать, как P&G добраться до «потустороннего» интеллекта. Нго инициатива, названная Conned: + Develop*, призвана помочь гигантскому производителю потребительских товаров импортировать половину всех новых технологий и товарных идей из-за границ компании. Постороннему человеку трудно, говорит Хастон, оценить размеры ставок, сделанных на эту трансформацию: «У нас здесь 170-летняя компания, невообразимо гордящаяся своими научными исследованиями и маркетингом. И мы расматриваем окружающий мир как часть нашей лаборатории. Это совершенно иной поворот событий!»