Как коты снимались в кино, пели и сидели в коробке у Шрёдингера?

Когда появился синематограф, кошки были уже столь популярны, что не преминули тут же появиться на большом экране. Первым знаменитым персонажем эпохи немого кино стал бродячий кот Феликс — своеобразный мультяшный аналог Чарли Чаплина, способный выкрутиться из любой трудной ситуации.

Мультик о похождении Феликса выпущен ещё в 1919 году и вскоре превратился в длинный сериал. С появлением звукового кино популярность Феликса сошла на нет. Но на его место пришли десятки других мультяшных котов.

Так в 1940 году начался сериал про кота Тома, который настойчиво и безуспешно пытался поймать мышонка Джерри. Мультфильм частенько критиковали за излишнюю жестокость, что, впрочем, не помешало ему получить аж 7 «Оскаров».

Многие (в том числе и я) считали, что именно на основе «Тома и Джерри» Вячеслав Котёночкин создал свой сериал «Ну, погоди!». На самом же деле Котёночкин вдохновлялся «Микки Маусом» Диснея, а «Тома и Джерри», как и многие из советских зрителей, увидел в 1987 году — с распространением видеомагнитофонов и видеосалонов.

Впрочем, в советской мультипликации хватало и своих знаменитых котов.
Первым из них, безусловно, стал кот Леопольд, впервые появившийся на экране в 1975 году. Он мало походил на своих задиристых коварных собратьев — носил интеллигентскую бабочку и проповедовал пацифизм: мол, «ребята, давайте жить дружно». На что «ребята» в виде двух мышей-гопников вполне резонно обзывали его «подлым трусом».

Честно говоря, Леопольд меня всегда раздражал — его блаженная доброта казалась мне граничащей с идиотизмом. Лишь один раз (в первом мультфильме сериала — «Месть кота Леопольда») он ведёт себя правильно — и то после принятия микстуры «Озверин».

То ли дело кот Матроскин! Этот персонаж книг Э. Успенского по-настоящему стал известен лишь после выхода анимационной трилогии о Простоквашино (1978−84). Матроскин воплощает в себе все «привычные» для человека «кошачьи черты». Он может вкрадчиво уговаривать голосом Олега Табакова, а может и, когда надо, показать когти. Матроскин в меру эгоистичный, меркантильный (в противовес «бессребренику» Шарику), экономный и хозяйственный. Как говорит папа дяди Фёдора: «Будь у меня такой кот, я, может, и не женился бы никогда!»

Из других советских мультперсонажей можно вспомнить доброго и наивного котёнка по имени Гав (м-ф 1976−82), котёнка с улицы Лизюкова (м-ф 1988), который хотел, чтоб его боялись, и жирного кота из м-ф про попугая Кешу с его коронной фразой: «Таити, Таити… Не были мы ни в какой Таити — нас и здесь неплохо кормят».

Похожую фразу мог произнести и Гарфилд. Этот толстый и ленивый рыжий кот, большой поклонник лазаньи, начинал в 1978 году как персонаж комиксов, а потом стал героем мультсериала и полнометражных фильмов.

Нельзя обойти стороной и другую героиню комиксов — Женщину-кошку из саги о Бэтмене. Она, конечно, человек, но повадки у неё вполне кошачьи. Интересно, что поначалу Женщина-кошка выступала в амплуа злодейки — противницы Человека-летучей-мыши. Но постепенно становилась более неоднозначной героиней, которую с Бэтменом связывают противоречивые чувства «любви-ненависти» (в свежем сериале «Готэм» она даже выступает в роли напарницы юного Брюса Уэйна).

Что касается музыки, то здесь самым ярким «кошачьим» произведением, безусловно, является мюзикл Эндрю Ллойда Уэббера «Cats». В его основу композитор положил цикл стихов Т. С. Элиота под названием «Книга Старого Опоссума о практичных кошках» (1939). Разумеется, под масками кошек поэт вывел вполне узнаваемые человеческие типажи и аллегории (например, кошачьего старейшину зовут, ни много ни мало, Второзаконие, а кот Макавити — типичный бандитский главарь).

Уэббер с детства любил эти стихи Элиота и в течение всех 1970-х писал по их мотивам песни. К 1980 году, когда накопилось достаточно материала, композитор решил сделать из него мюзикл, который запомнился, в первую очередь, замечательным актёрским гримом и нетленным хитом кошки Гризабеллы «Memory».

Учёным тоже не были чужды кошачьи образы и аллегории.
Так в 1799 году астроном Жозеф Лаланд заявил: «Я люблю кошек, я обожаю их. Надеюсь, что мне простят, если я, после моих шестидесятилетних неослабных трудов, помещу одну из них на небо». Разумеется, речь шла о созвездии и, конечно, о созвездии Южного полушария (в северном небе всё давно «расписали» греки).

Лаланд поместил созвездие Кошки между созвездиями Насоса и Гидры, но другие астрономы ему этого всё-таки не «простили». Международный астрономический союз в 1922 году окончательно определил официальный список 88 созвездий. Кошки среди них не было (её звёзды полностью отошли к соседней Гидре).

Последнего кота, о котором мы поговорим, тоже придумал учёный. Звали учёного Эрвин Шрёдингер. Он был специалистом по квантовой физике, поэтому и «кот» у него получился более странный, нежели Чеширский у Кэрролла.

Квантовая физика — наука, настолько противоречащая здравому смыслу, что я, наверное бы, вообще не стал бы касаться этой темы, если бы выражение «Кот Шрёдингера» не ушло в массы в виде некоего мема.

Началось всё с того, что Шрёдингер представил на суд учёного сообщества один мысленный эксперимент, больше напоминающий аллегорию. Допустим, у нас есть ящик, в котором находятся: а) радиоактивное атомное ядро, б) склянка с синильной кислотой, и в) несчастный кот. За час атомное ядро может распасться или… не распасться — при этом с одинаковой долей вероятности. Если ядро распадётся, то механизм разобьёт склянку с кислотой и кот умрёт.

Казалось бы, что тут непонятного? Но дело в том, что, согласно квантовой физике, пока ящик закрыт, атомное ядро как бы пребывает в двух состояниях (распавшемся и не распавшемся) ОДНОВРЕМЕННО. А следовательно, и кот является в этот момент одновременно и мёртвым, и живым! Для того, чтобы дать реализоваться одному из сценариев — надо открыть ящик.

Другими словами, именно наблюдатель придаёт «промежуточному» состоянию определённость. Мы увидим либо мёртвого, либо живого кота, но пока мы этого не видим, ядро, а значит, и кот, находятся в подвешенном (точнее, «смешанном» состоянии).

Многие учёные считают, что этим «бредовым» (с точки зрения обывателя) экспериментом Шрёдингер вовсе не утверждал возможности существования полуживого-полумёртвого кота, а просто хотел показать неполноту квантовой механики. Однако, как и всё странное, эксперимент породил множество весёлых шуток и анекдотов. Например…

  • Быть или не быть — вот в чём вопрос? (Кот Шрёдингера)
  • Ты посадил меня в ящик и захотел убить. Или не захотел…
  • Разыскивается кот Шрёдингера — живым или мёртвым.
  • Кот Шрёдингера, как грудь Киры Найтли…
  • Смайлик Шрёдингера — :):
  • Кот Шрёдингера: Спасибо, что ЖИВОЙ/МЁРТВЫЙ (нужное подчеркнуть).
  • Шрёдингер бродил по комнате в поисках провинившегося котёнка, а тот сидел в коробке НИ ЖИВ, НИ МЁРТВ…
  • Что если коты сидят в коробке в память о коте Шрёдингера?
  • Барашек Экзюпери: Когда меня достанут из коробки, вдруг я не найду своего хозяина?
  • Чебурашка Успенского: Когда меня достанут из ящика, вдруг я не найду друзей?
  • Кот Шрёдингера: Ребята, мне бы ваши проблемы…
  • Любая шутка про кота Шрёдингера может быть смешной и не смешной одновременно.